18 мая 2017

Ограничения экспорта высокотехнологичной продукции. Опыт Росатома

Регулирование деятельности иностранных поставщиков на рынке использования атомной энергии обсудили в рамках панельной сессии на VII Петербургском Международном Юридическом Форуме.

Модератором дискуссии выступил директор по правовой и корпоративной работе и имущественному комплексу - директор Департамента правовой и корпоративной работы государственной корпорации «Росатом» Андрей Попов. В сессии принимали участие директор по корпоративным и юридическим вопросам АО «ТВЭЛ» Сергей Бабич, заместитель директора по правовым и корпоративным вопросам АО ИК «АСЭ» Андрей Короленко, партнер SIDLEY AUSTIN LLP Марк Палэй, начальник отдела правовой защиты интеллектуальной собственности Департамента правовой и корпоративной работы государственной корпорации «Росатом» Андрей Попцов, советник по международно-правовым вопросам Департамента правовой и корпоративной работы государственной корпорации «Росатом» Андрей Шкарбанов, директор по правовым вопросам и корпоративной работе АО «Техснабэкспорт» Андрей Шляхтов и главный советник управления радиационной и ядерной безопасности Финляндии (STUK) Марья-Леена Ярвинен.

Участники сессии рассмотрели вопросы, связанные с ограничениями при экспорте продукции и технологий «Росатома» и других компаний. Директор по правовой и корпоративной работе и имущественному комплексу государственной корпорации «Росатом» Андрей Попов разделил основные препятствия на объективные и необъективные. «В условиях глобального рынка, обострения мировой конкуренции, государственные и наднациональные образования предпринимают действия по защите своих рынков и введению различных ограничений для внешних технологических провайдеров. При этом цели такой защиты варьируются от обеспечения безопасности населения и окружающей среды, соблюдения иных публичных интересов до защиты национального рынка и национальных производителей от более эффективных и, может быть, более дешевых внешних конкурентов. Иногда закрытие национального рынка выступает как фактор политической борьбы и является попыткой давления на государство-экспортер. Ярким примером таких мер являются антироссийские санкции. Такая практика идет вразрез с международными обязательствами государств», - сказал он. По его словам, часто случается, что мотивация регуляторов не ясна, а решения о регуляции не публикуются, что исключает возможность обжалования решений и борьбы с ними в легальной плоскости. «Мы понимаем, что живем в рамках глобальной конкуренции, философски к этому относимся, но с удовольствием эту практику критикуем», - добавил Попов.

Директор по правовым и корпоративным вопросам АО ИК «АСЭ» Андрей Короленко рассказал, с какими трудностями сталкивается в своей работе «Росатом». «В законодательствах стран существуют положения, которые серьезно уменьшают экономический эффект от реализации проекта. Ограничения иногда не позволяют реализовать проект, где законодательство вынуждает брать подрядчиков из страны, где атомный проект реализуется впервые, и квалифицированных подрядчиков можно не найти», - пояснил Короленко.

Для преодоления подобных законодательных препятствий существуют межправительственные соглашения, без которых не обходится ни один атомный проект. Особенно эффективными такие документы являются, когда страна-заказчик и страна-подрядчик являются членами Венской конвенции о праве международных договоров, поскольку она подразумевает приоритет межправительственных соглашений над нормами национального законодательства. Также преодолеть законодательные препятствия можно при помощи принятия внутреннего специального закона, контрактных оговорок, которые, по словам эксперта, не всегда могут спасти от негативных препятствий.

Андрей Шляхтов и Сергей Бабич рассказали об административных ограничениях на поставку российской продукции на примере Соединенных Штатов Америки и Европы. «Что будет после 2020 года, никому неизвестно. Сейчас установлено, что ограничений быть не должно, но известно, что наши конкуренты, компания URENCO, европейский производитель обогащенного уранного продукта, сейчас построили завод в США, и мы предполагаем, что они подадут против нас новую петицию с целью сохранения ограничений. Мы будем участвовать в расследовании, но вероятно, что придется снова договариваться», - пояснил Андрей Шляхтов.

Начальник отдела правовой защиты интеллектуальной собственности Департамента правовой и корпоративной работы государственной корпорации «Росатом» Андрей Попцов, продолжив тему, отметил, что российские проекты в США рассматриваются гораздо дольше европейских.

«Контролируется экспорт, импорт, использование атомных технологий на территории Соединенных Штатов, участие и вовлечение иностранных партнеров. В рамках этого процесса большое количество согласований. Во внутренних консультациях участвуют любые заинтересованные ведомства США. Сталкиваемся с длительными сроками рассмотрения российских проектов. Если нашим европейским коллегам удается завершить согласования в полгода-год, то сроки для российских проектов увеличиваются, как правило, в 2-3 раза», - сказал Андрей Попцов.

Как отметил советник по международно-правовым вопросам Департамента правовой и корпоративной работы государственной корпорации «Росатом» Андрей Шкарбанов, первые ограничения в ядерной сфере появились в США после Второй мировой войны. Именно тогда, подчеркнул он, мировое сообщество начало делать первые шаги в правовом регулировании этой сферы.

«Изначально, несмотря на то, что первые ограничения появились в США, началась американская ядерная программа – что дало большой импульс для международного правового развития этой сферы. Ряд ограничений и возможностей регулирования экспорта был заложен в международных договорах, которые проявились после окончания Второй мировой войны. Это, в первую очередь, Устав ООН, который дает достаточно большие полномочия Совету безопасности ООН», - рассказал Андрей Шкарбанов.

Подводя итоги дискуссии, директор по правовой и корпоративной работе и имущественному комплексу - директор Департамента правовой и корпоративной работы государственной корпорации «Росатом» Андрей Попов отметил, что с подобными ограничениями на западных рынках сталкиваются и предприятия в других отраслях промышленности.

«У нас есть четкое понимание, что наличие препятствий для технологического экспорта в целом является нормальным. Это обычная практика защиты интересов общества, экономики, рынка, окружающей среды - и так делают все, в том числе, Российская Федерация. При этом мы можем разделить ограничения на объективные и необъективные (отсутствие четких критериев, процедур, мотивация при принятии решения непонятна и регуляторы отказываются что-либо объяснять) – санкции. Мы можем только рекомендовать постепенно отказываться от практики вмешательства в хозяйственную деятельность отдельных государств», - заключил Андрей Попов.

Made on
Tilda